vc.ru

Воронежские предприниматели создали сушилки для зерна и заработали больше 300 млн рублей за три года

Устройство может обработать любую культуру и стоит в полтора раза дешевле зарубежных аналогов.

В феврале 2019 года сооснователь воронежской компании «Agrомиг» Артём Копылов стал победителем в номинации «Реальный продукт» национальной премии малого и среднего предпринимательства «Немалый бизнес». «Agrомиг» производит отечественные зерносушилки, которые дешевле импортных в полтора раза.

Предприниматель рассказал, как построил с братом первую зерносушилку с нуля, основал завод и сделал технопарк для производственных компаний.

Стремление к занятию бизнесом у меня было со школы — постоянно в детстве что-то мастерили и пытались продать. В институте у меня был свой интернет-магазин, затем офлайн-магазин. Я учился в МФТИ, и научная деятельность в институте непрерывно шла с предпринимательской. Мне нравится это ощущение, когда создаёшь что-то из ничего. Я реализовал это стремление и в науке, и в предпринимательстве.

Отец с дядей занимались продажей запчастей в сельском хозяйстве — их группа компаний «Фильтр» работает до сих пор. Затем отец ушёл руководить колхозом, и этому колхозу понадобилась зерносушилка. Они выбрали импортную и решили покупать, но настал 2014 год — скакнул курса рубля, и сушилка подорожала в два раза. Бюджета колхоза уже не хватало на устройство.

Тогда нам предложили сделать её своими силами. И мы с братом взялись за работу, первую сушилку так и сделали.

Мой брат учился в МГТУ имени Баумана на факультете машиностроения на конструктора. При построении первой зерносушилки он стал главным конструктором и техническим специалистом. А собирали сушилку два наших сотрудника. Впоследствии один из них стал начальником производства.

Самое удивительное, в колхоз она так и не попала.

Когда сушилка была готова, к нам приехал основатель фермерского хозяйства «Нива» из Липецкой области, который часто приезжал за запчастями. Увидел готовую сушилку и предложил её купить. Сумму сделки мы не разглашаем.

Первая сушилка была для нас скорее экспериментом — мы точно не знали, какие технические параметры она выдаст. Но всё получилось хорошо — сушилка работала согласно своей технологии построения.

В 2016 году мы с братом основали предприятие «Agroмиг». Я начал объезжать фермеров и рассказывать о наших зерносушилках — так мы нашли шесть первых клиентов, за счёт которых и смогли произвести первые сушилки.

Первое время мы делали сушилки на базе семейного бизнеса, но сейчас полностью отделились. И по обороту, и по количеству людей наш завод по производству сушилок превосходит семейный бизнес.

Все наши потенциальные клиенты приезжали смотреть на первую работающую сушилку.

Иногда созревшее зерно убирают с поля во время дождя или осенью, когда влажность высокая. Зерно пропитывается влагой, оно начинает плесневеть и гнить. Поэтому, чтобы его хранить (а хранить его надо круглый год, потому что мы потребляем его всё время), нужно высушить зерно до определённых показателей.

Сушилка — это устройство, которое сушит зерно до нормальной влажности. Сушилки могут работать на газе, дизеле, лузге, угле или сжиженном газе, на твёрдом топливе, лузге или угле.

Они бывают разные — основных видов четыре. Если просто, бывают вертикальные — как небоскрёб, высота которых 20–30 метров, туда засыпают зерно и сушат горячим воздухом, как феном. Такие устройства считаются самыми популярными в России.

Наши сушилки горизонтальные — от 8 метров до 26 метров в длину и примерно 4 метра в высоту, похожи на вагон поезда. Слой зерна лежит на верхнем и нижнем ложах. Снизу зерно продувается горячим воздухом, а сверху с помощью транспортёра (поперечных планок) зерно продвигается к выходу.

В наших сушилках можно регулировать скорость движения зерна так, чтобы устранять даже небольшой процент влажности — 1–3%. Этим мы отличаемся от конкурентов. Ещё сушилки не нужно чистить перед запуском — это тоже плюс.

Зерносушилки на 90% мы производим сами, покупаем только импортные горелки, вентиляторы, провода.

Мы закупаем металл, сами его раскраиваем на станке плазменной или лазерной резки. После раскроя его нужно погнуть на листогибочном станке ЧПУ и затем сварить. Конструкция получается сварная, есть так же технологические узлы на болтовых соединениях.

Минимальная производительность сушилок 3 тонны в час, а максимальная — 200 тонн в час. Производительность зависит ещё от процента влажности, который мы хотим снять.

В первый год нашими клиентами были небольшие фермеры, а в следующие стали уже крупные предприятия — например, Бузулукский элеватор или Воронежский завод растительных масел,

Зерносушилки доставляют в хозяйства в собранном виде, а затем монтируют ещё примерно три дня. То есть привезти такую большую конструкцию из-за границы дорого. В стоимости импортной зерносушилки обычно 10–15% — это именно за доставку.

Плюс таможенные сборы, налоги, ну и зарплаты в Европе выше, чем у нас. Поэтому стоимость импортного устройства аналогичной производительности — в полтора-два раза больше нашей.

Нам не нужно трансформировать зерносушилки и платить европейские зарплаты сотрудникам, поэтому стоимость наших сушилок ниже — от 3 млн рублей до 25 млн рублей, в среднем — около 8 млн рублей.

Кроме того, мы предоставляем сервисную службу — если с сушилкой что-то случится, нужно заменить деталь и что-то сломалось, мы решаем проблему в течение 24 часов.

Иностранные производители решают подобные проблемы неделями, а в период сбора зерна для фермеров важен каждый день.

Иногда бывало, что сушилки не запускаются. Приходилось лично ездить к фермерам и разбираться. Один раз оказалось, что электрический трансформатор не выдавал заявленную мощность, другой раз оказалось, что поставщик редукторов продал нам бракованную деталь. Сейчас мы перешли к итальянскому поставщику Bonfiglioli.

Однажды мне позвонил юрист и сообщил, что один из наших покупателей собирается подавать на нас в суд. Я очень удивился, потому что этот покупатель ещё даже не попробовал, как работает зерносушилка, — мы ещё не успели её запустить.

Покупатель утверждал, что зерносушилка не выдаст нужную производительность. При этом он не пользовался ею и не обращался к нам ни с какими претензиями.

Я связался с этим покупателем и убедил его запустить сушилку. При этом вместе замерить показатели. Когда мы всё правильно настроили, то вышли на нужную клиенту производительность. Он очень благодарил нас за то, что всё-таки убедили его и не бросили. Мы до сих пор хорошо общаемся.

Поэтому я всегда с уверенностью говорю про производительность наших зерносушилок, потому что лично стоял и замерял. В сельхозпереработке есть особенность — все производители оборудования завышают показатели. Наверное, потому, что это конкурентная борьба. Но мы не пошли по такому пути — заявляем реальную производительность. Считаю это одним из наших конкурентных преимуществ.

Зерносушилка — дорогая техника, но необходимая. Но если грамотно строить бизнес, то её приобретение окупится за один-два сезона. Допустим, осенью у фермера без зерносушилки есть всего десять дней на сбор зерна, потому что он выходит в поле только тогда, когда влажность достигает нормы.

Если у фермера есть зерносушилка, он может начать собирать зерно на неделю раньше — а значит, успеет собрать больше. Зерносушилки компенсируют дефицит комбайнов, а у нас в стране всегда не хватает комбайнов.

В 2017 году по Воронежской области не успели убрать около 10% кукурузы с подсолнечником. Если считать в деньгах, это колоссальная сумма — миллиарды рублей. А всё потому, что кукурузу и подсолнечник негде было сушить.

Стоимость сушилки складывается из производства, монтажа, зарплат сотрудникам. Доставка и разгрузка стоят отдельно. Рентабельность бизнеса — 20–25%. На данный момент мы производим уже 107 зерносушилку.

Каждый год мы растём в три раза. И возникает вопрос — где найти помещение для производства. Первое время мы работали на базе производства отца, но затем начали искать подходящие площадки. Оказалось, что в Воронеже нет подходящих по параметром площадок — с подъездом для фур, тёплым помещением, высокими потолками, кран-балками.

Мы уже трижды переезжали и нашли решение проблемы: основали в Воронеже технопарк для производственных компаний. Это помещение, которое подходит для производства и поделено на секторы. Получилось что-то вроде производственного коворкинга.

В технопарке есть станочный парк с лазерами и другим оборудованием, чтобы подобные нашей компании, которые быстро растут в машиностроительном секторе, могли без проблем изготавливать своё оборудование. Общая площадь здания — 8000 м².

Помимо этого, мы создаём комьюнити производителей, в котором они могут общаться и дружить. Это полезно для бизнеса.

Чтобы построить такой технопарк, нам пришлось взять кредит в банке, но сумму изначальных вложений мы не раскрываем.

Технопарк уже на 80% заполнен и работает, сейчас в нём шесть резидентов: завод «Энергон», компания по производству кронбалок, компания по производству пластиковых ёмкостей и ремонт «Камазов». Это самоокупаемое производство. Мы принимаем людей с активной позицией, открытых к общению и адекватных.

До основания технопарка мы арендовали помещения. Стоимость аренды составляла 200 рублей за 1 м². При этом помещение было холодное, мы сами организовывали душевые, туалеты и раздевалки, и это очень отвлекало от процесса производства.

Я считаю, если берёшь в аренду производственное помещение, тебе должны оказать комплекс услуг — только заезжай и работай. Поэтому мы в технопарке относимся к резидентам именно так: строим раздевалки, создали станочный парк и так далее.

Маленькие предприятия, у которых нет своих станков, могут заказать изготовление нужной им детали в парке, и уже утром им её доставят. Это очень удобно.

Из-за того, что на нашей территории несколько компаний, оборудование не простаивает и постоянно загружено. Стоимость аренды в нашем технопарке — 200 рублей за 1 м².

Основная государственная программа для производителей отечественного сельхозоборудования — № 1432. По программе фермер покупает оборудование у отечественного производителя со скидкой в 20%.

А Минсельхоз затем даёт этому производителю субсидию. Мы ещё не состоим в этой программе, но в ней состоят наши конкуренты. При этом в 2018 году мы всё равно продали зерносушилок больше, чем наши конкуренты.

В этом году мы планируем подать заявку на программу. Если пройдём отбор, тогда фермерам станет ещё выгодней покупать отечественные зерносушилки.

#agrомиг