vc.ru

Об инвестициях в людей, ошибках бизнес-ангелов и мотивации молодых стартаперов — интервью с Аркадием Морейнисом

Беседует автор YouTube-канала «Заметки предпринимателя» и генеральный директор образовательного холдинга «Нетология-групп» Максим Спиридонов.

Программист, предприниматель и инвестор, основатель фабрики стартапов «Главстарт», бизнес-акселератора «Антистартап», карьерного акселератора Product University, автор программы обучения школьников предпринимательству «Бизнес для школьников».

Окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ.

В 1990-х годах разработал программу для голосового общения по локальной сети Talker, которая была куплена американской компанией.

В 1997 году основал интернет-каталог цен Price.ru, который стал лидирующим каталогом рунета. В 2005 году Rambler Group купила контрольный пакет компании. В 2007 Морейнис стал директором по разработкам и развитию проектов Rambler. В 2010 году Rambler завершила покупку Price.ru, после чего Морейнис покинул компанию и стал бизнес-ангелом.

Аркадий Морейнис ведёт популярный Telegram-канал «Тёмная сторона» о бизнесе, стартапах и инвестициях.

Вся история про бизнес-ангельство — это история про поиск людей. Это даже не оценка проектов. Вот я посмотрел на проект, бизнес-план, по Skype поговорил о чём-то, ответил, что всё отлично, проект замечательный, — этот подход не работает.

То, что я понимаю под бизнес-ангельством, — это, во-первых, азарт найти человека и что-то новое. Во-вторых, выгода раннего входа в перспективный проект.

Я и раньше не особо был к ним привержен, а теперь чётко понимаю, что смысла в коллаборации с кем-то нет никакого. По поводу распространённой практики захода нескольких инвесторов в стартап есть старая поговорка: «Если ты разговариваешь со стартапом в комнате, где есть кто-то ещё, значит, ты зашёл не в ту комнату».

При входе в проект очень важно не сбить прицел основателю. Представьте себе, есть условно начинающий предприниматель и три дядьки бизнес-ангела, зашедшие в него, каждый со своим представлением о жизни. И если они втроём заходят в проект и начинают его жизни учить — в результате основатель не научится ничему.

Когда только начинал инвестировать, я смотрел на все приходящие проекты с точки зрения идеи и делил их на «круто» и «некруто». В такой ситуации у многих инвесторов возникает проблема — они начинают влюбляться в идею и представлять, что бы они с ней сделали. После этого есть два не очень хороших варианта.

Первый вариант: инвестор начинает вольно или невольно заталкивать основателя в сторону, которую он считает нужной, рассказывать ему, что нужно делать, и в результате из нормального человека получается импотент. Через какое-то время основатель уже работает в режиме «Я уже сделал всё, что вы сказали, — не работает. Что дальше?».

Второй вариант: ты влюбляешься в идею и перестаёшь видеть, что основатель не тянет. Здесь надо быть жёстче, как в рекрутинге: «Нанимай долго — увольняй быстро».

Я где-то читал, что 94% проектов, совершивших экзит, сделали это не с той идеей, с которой они начинали. Это просто нормальная ситуация. Например, у Airbnb первоначальная идея — хостел с надувными матрасами. YouTube чем был? Сервисом знакомств. С чего начинался Facebook? Первым проектом Цукерберга в кампусе университета была голосовалка по оценке девушек Hot or not.

Первое, что я всегда пытаюсь вычленить в основателе стартапа, — это наличие здравого смысла. Когда видно, что человек не заучил определённое количество фраз, а думает и что-то пытается говорить. Здравый смысл — просто мастхэв.

Второе, что я проверяю, — эмоциональную устойчивость. Совсем простой пример: приходит человек с идеей, а я говорю, что это говно. Если человек при первой же неудаче сложится, то как с таким предпринимателем в разведку идти?

Третье — умение слушать, слышать и реагировать на то, что я говорю. Классический ответ стартапера на это: «Ну вы же не понимаете!». Что значит, я не понимаю? Если я не понимаю, значит, ты плохо объясняешь либо ты не слышишь, что я говорю.

Четвёртое — про деньги. Основатель должен знать и понимать, что деньги — мерило востребованности. Большинство стартапов умирает именно от того, что продукт никому не нужен.

Если так задуматься, то человек сам себе стартап. Он должен развивать некие навыки, продаваться стратегическому покупателю, быстро учиться, у него должен быть здравый смысл. Я посмотрел на рынок стартапов — там есть понятие акселератора. Взял эту модель и попробовал перенести на рынок труда. Осенью провели пилотный набор в Product School, а сейчас сделали уже Product University. То есть Product University — это на самом деле карьерный акселератор.

Меня тема инвестиций в людей очень занимает, так как это может быть та самая алгоритмическая составляющая, объединяющая мои текущие проекты. Представьте, я с 12 лет начинаю вести чувака: в 12 лет я в него инвестировал, отправил куда-нибудь поучиться на какую-то специальность, потом он пошёл работать, первый стартапчик и так далее. Это идеальная схема, но её нельзя юридически оформить, потому что это будет рабством в плохом смысле слова.

Это история о нераскрытых людях. Часто вижу людей, которые, с моей точки зрения, ни к чему не стремятся. Или которые стремились, но у них не получилось, и их это обломало. Они это приняли. Когда идёшь и видишь старенького человека, у которого руки дрожат, который роняет палочку, у тебя же внутри что-то скрипит. Жалко. А я на здоровых вот так смотрю, и мне жалко.

Но есть и ещё кое-что, о чём абсолютно немодно говорить: всё-таки я живу в России. Я отсюда не свалил. Вот вылезем мы когда-нибудь из жопы или нет? Вот меня этот вопрос тоже интересует. Это моя страна, это моя родина, я родился здесь, и я не хочу жить в жопе.

Подробнее о главных ошибках стартаперов, повадках бизнес-ангелов и проекте Product University — в полной версии интервью на канале.

#заметкипредпринимателя