cinemaholics.ru

«Мертвые не умирают»: За и Против

(Стив Бушеми) и остальными жителями они решают остановить зомби-апокалипсис всеми возможными способами.

Открыв 72-й Каннский кинофестиваль, фильм наделал много шуму: одни, смахивая слезу умиления, радовались, что Джим славно повеселился, собрав вокруг себя своих друзей и устроив соместную зомби-вечеринку, другие, наоборот, сетовали, что режиссер исписался и не может предложить больше ничего нового. Мнения в нашей команде тоже разделились, поэтому мы с радостью обращаемся к нашей рубрике «За и Против».

В 1995-м году, когда Джармуш привез в Канны «Мертвеца», критики хватались за головы, крича в экран «Джим, что за херню ты снял?». Как мы все знаем, через несколько лет фильм признали шедевром, и, кажется, история повторяется. В этот раз Джим снова заставил журналистов с недоумением выбегать из зала, ведь его комедийный зомби-хоррор вообще ни в какие рамки не лезет и получает двойку за поведение.

По большому счету, режиссер уровня Джармуша (касается как статуса, так и профессионализма), может сделать все, что ему в голову взбредет и все равно получится интересно. Казалось бы, так он и поступал всю свою карьеру, но подождите, когда вы увидете «Мертвецов»: Джим и так редко к чему-то серьезно относится, а тут вообще тормоза отказали. Вагон логики съехал с рельс на бешеной скорости, и поездка превратилась в американские горки, что, ясное дело, кого-то серьезно выбесило, а кому-то (в самом хорошем смысле) снесло голову. Равнодушных пока обнаружено не было, но, если вы таких встретите, звоните на нашу горячую линию. Ведь кто еще может позвать друзей-актеров (и музыкантов) на съемочную площадку, чтобы так каждого по-приятельски простебать?

Хмурить брови при просмотре занятие неблагодарное и травмоопасное, хотя бы потому что весь фильм — одна большая бесконечная шутка и шутка довольно веселая. При том, что все панчлайны на поверхности, обаяния она не теряет, а скорее выводит киноязык на новый (безумный, гомерически смешной) уровень. Все начинается довольно мирно, с привычных неторопливых диалогов в обычном джармушевском ритме, а вот ближе к финалу градус безумия достигает максимума. Если в первые 10 минут герои легонько попинывали четвертую стену и пытались отличить зомби от дикого зверя (или нескольких диких зверей), то в кульминации они уже проламывают головой пятую и устраивают праховую мясорубку. Хорошо это не кончится, спасибо, Адам, что предупредил.

Что касается поднятой темы глобального изменения климата, Джим хоть и в лоб, но не вычурно говорит о своей вере в новое поколение. Ведь людей он с зомби сравнивал еще в «Любовниках», за полное безразличие к проблемам мирового масштаба в том числе. Но тут сияет лучик надежды в лице хулиганистых тинейджеров, которые, кажется, единственные замечают, что все катится в жопу дело идет к апокалипсису. Фильм явно не пессимистичный, хотя мрачного в нем хватает. Тут все как RZA сказал: «Мир идеален. Цени его детали». А если не будешь, Тильда снесет тебе голову самурайским мечом и улетит на Марс.

Катерина Карслиди

Сидел как-то вечером великий режиссер Джим Джармуш и смотрел новости, а там: Трамп, глобальное потепление, забастовки — в общем, полный суповой набор. Опечалило это все Джима и дай, думает, позвоню друзьям-актерам, устроим зомби-вечеринку и тем самым завуалированно плюнем всем в лицо этим манифестом. И хорошо, если бы это было правдой.

На деле же стареющий режиссер, почему-то подумав, что он а) в теме всех новомодных веяний (позвал в фильм хайпбиста и инфлюенсера Луку Саббата); б) разбирается в ужасах (упомянул «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромеро), решил ткнуть зрителя носом в то, что размягчает их мозги, превращая в нежить, но таким образом, чтобы все подумали, мол, дядя шутит, не нужно относиться к этому серьезно. Но правда в том, что режиссер, как оказалось, лишь поверхностно интересуется всем этим, и поэтому фильм неудобно сидит на тех самых двух стульях, балансирую между комедией и очень плохой комедией. Как говорил великий поэт Вячеслав Машнов: «Вот это ты показал этим корпоративным свиньям!»

Намешав кучу звезд первой величины (которые появляются до самой середины ленты), постоянно ломая четвертые стены, картина спотыкается на ровном месте, ровном настолько, что кажется, будто фильм идет вечность. Адам Драйвер, сыграв полицейского по фамилии Питерсон (что должно быть смешно, ведь предыдущая работа Джармуша называлась «Патерсон», и главную роль в ней исполнил Драйвер), постоянно говорит «ничем хорошим это не закончится», что оказывается в итоге правдой.

Весь фильм Джим бросает нам сложные метафоры (зомби вместо «Мозги!» говорят «WiFi!» или «Ксанакс!» или «Кофе!» — в общем все то, что они любили при жизни), что идет вразрез с обычным стилем режиссера. В том же «Патерсоне» он мог целых полтора часа степенно рассуждать о поэзии и любви, не читая мораль и не размениваясь на глупые цитатки. Здесь же это даже не стеб над потребительством. Создается впечатление, что это фильм ради фильма и, когда Драйвер говорит, что не в курсе чем закончится картина (ведь Джим не дал ему дочитать сценарий), кажется, будто Джармуш просто не знает, чего бы еще придумать и поэтому тупо возводит пятую стену.

Мы пришли за ироничным, умным Джармушем, а получили коммерческий, с привкусом желчи проект, с которым не хочется идти по жизни дальше. И цитируя великих, хочется ответить Джиму: «Раз твой мозг все — не трогай мой, мама лезет мозг попить, но мне мама говорила: Зомби надо хоронить! ».

Мария Кордюкова